Лигал Лаб логотип
Тел./факс: E-mail:

Окончание истории про удаленного с ЕГЭ ученика

Окончание истории про удаленного с ЕГЭ ученика Наконец-то можем поделиться с Вами окончанием истории про удаленного с ЕГЭ ученика и оспаривание Акта об удалении.

Напомним некоторые нюансы. Участник ЕГЭ был удален с экзамена за наличие при себе справочных материалов (шпаргалок). Единственным подтверждением наличия шпаргалок стали служебная записка председателя экзаменационной комиссии (далее – ГЭК) и ее показания о том, что она лично отобрала указанные шпаргалки у туалета (свидетелей факта изъятия у ребенка справочных материалов нет, видеозаписей использования – тоже). Председателем ГЭК был составлен Акт об удалении без права пересдачи в текущем календарном году. Подробнее с первой частью истории Вы можете ознакомится на нашем сайте: http://www.ll63.ru/news/60/

В первой инстанции Акт об удалении был признан судом незаконным и отменен. Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда оставила решение суда первой инстанции без изменения.


Однако заседание в суде апелляционной инстанции не обошлось без весьма интересных и курьезных особенностей.


Министерство образования и науки Самарской области настаивало на том, что ребенок совершил грубейшее нарушение порядка проведения ЕГЭ, а за преступлением должно следовать наказание: раз на территории пункта проведения экзамена есть шпаргалки – значит кто-то должен быть расстрелян удален. Вместе со светлым будущим. То, что пресловутые шпаргалки предположительно видел всего один человек, Министерство не смущало. То, что на видеозаписи с двух камер в аудитории не зафиксировано использование справочных материалов, а также то, что предположительно изъятые шпаргалки не содержат ответов на те вопросы, которые были в вопросном листе ребенка, – тоже. То, что ребенок на момент рассмотрения жалобы уже был зачислен в университет, Министерством во внимание не принималось. Важно отметить, что в целях регламентирования порядка производства ЕГЭ Министерство образования и науки Самарской области ежегодно принимает инструкцию, которая утверждается Министром. В текущем календарном году, Инструкцией регламентировался как порядок фиксации нарушения порядка участником экзамена, так и порядок его удаления с экзамена.


При рассмотрении дела в суде первой инстанции адвокатом Денисом Кучеренко были приведены достаточные подтверждения наличия указанных нарушений в действиях членов ГЭК (составление Акта об удалении неуполномоченным лицом, исправления в Акте, составление Акта в одном экземпляре и в отсутствие сопровождающего участника лица при условии невручения его удаленному ребенку (как говорится, нет бумаги, нет проблем)).


Что примечательно, сами члены ГЭК признали в суде, что допустили указанные нарушения и действительно не соблюли необходимые положения Инструкции (хотя для этого пришлось приложить большие усилия и преодолеть неодобрительные возражения Министерства).


Но даже это не смогло переубедить Министерство (задачей которого, к слову, является обеспечение реализации конституционного права граждан на образование, а также поддержка на территории Самарской области различных форм образования и самообразования). В суде представитель Министерства заявил, что Инструкция, подписанная Министром образования Самарской области в целях регламентирования порядка проведения ЕГЭ в 2018 г., не является обязательной для исполнения сотрудниками Министерства. Более того, ее вообще собираются отменять (хотя ЕГЭ уже прошел и, соответственно, на следующий год нужна будет новая инструкция), а сотрудники ГЭК просто переволновались из-за тяжелой морально-этической ситуации (которая вообще-то была далеко в этот день не первой).


Не сдержав удивления от услышанного, Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда задала представителю Министерства всего один вопрос: «А Министр образования об этом в курсе?»


Сами того не желая, сотрудники Министерства образования создали на территории Самарской области (не побоюсь этого слова) прецедент (до этого такой практики в области не было в принципе), который теперь может использоваться как алгоритм для разрешения подобных дел в будущем.


Знаменательно и то, что суд пошел по пути предъявления повышенных требований именно к должностным лицам, которых специально готовят к проведению формальных процедур в дни проведения аттестации.